Из-за изменений миграционного законодательства России с конца прошлого года таджикские мигранты испытывают множество сложностей. Несладко приходится и тем, кто решил остаться на родине или же был выслан из РФ.

Официальные власти рапортуют о создании для них новых рабочих мест. А как обстоят дела на самом деле?

Таджикская трудовая миграция уже давно успела стать символическим явлением.

Если задать ребенку вопрос: «Что будешь делать, когда окончишь школу?», почти каждый второй, не задумываясь, ответит: «Поеду на заработки в Россию, как отец, дядя, брат».

Российское трудовое законодательство меняется из года в год, не без ущерба для таджикских трудовых мигрантов. Их на территории России притесняют повсюду:  угрожают скинхеды-националисты,  обирают доблестные российские правоохранители, работодатели и посредники. Мигранты вынуждены переносить лишения трудовой миграции, пытаясь удержаться на плаву и зарабатывать что-то ради своих малолетних детей и престарелых родителей.

Но тут еще нагрянул экономический кризис, еще более усугубивший положение наших соотечественников в РФ.

Откровения мигранта

Один из тех трудовых мигрантов, кто пострадал в результате последних событий в России - житель Ховалинга Абдукодир Латиф.  По его словам, в России он работал более десяти лет в строительной сфере, имел авторитет и уважение в своей бригаде.

- Мне приходилось вытерпеть немало трудностей, но последний кризис и нововведения в законодательстве России относительно трудовых мигрантов оказались самыми обременительными. Взять ту же сдачу тестов на знание языка с сотней вопросов. Кроме того, по новым правилам, введенным в начале года, сразу по прибытии в Россию трудовой мигрант обязан выплатить более $1000 для получения патента. И это на фоне обвала курса российского рубля. Примерно, два года назад я в среднем зарабатывал в месяц порядка 20-25 тысяч рублей, в то время это было около $650-700. Сейчас эти 20 тысяч - чуть больше $300. И как быть?

Между тем, по словам Абдукодира, отсутствие рабочих мест с достойным заработком становится причиной того, что некоторые молодые люди пытаются заменить потерянную работу в России участием в боевых действиях в Сирии и Ираке.

- Кроме нас самих больше никто не сможет остановить молодежь от этого пагубного пути. Мигранты поддерживают экономику страны, но что она делает для нас? – вопрошает собеседник. - Почему не мучает совесть власть имущих? Почему они не задумываются о создании реальных рабочих мест? Ведь ничего нет, кроме бравады о благополучии, о якобы открытии все новых и новых предприятий, помпезных разрезаний лент. Зачем нам такие предприятия, которые строятся, а после открытия будут простаивать годами из-за нерентабельности?

По словам Абдукодира, результат работы руководителей местных органов власти, министерств и ведомств виден по уровню повальной миграции из-за разваленной экономики страны.

- Вспоминаются слова одного моего приятеля, который учился в аспирантуре за рубежом, - говорит А.Латиф. - Он говорил мне, что в Европе, прежде чем внедрить тот или иной проект, он всесторонне изучается, рассматриваются все риски. Важно, что при этом предприниматели не стремятся к получению мгновенного дохода. У нас же - с точностью до наоборот. Наши новоявленные бизнесмены вкладывают деньги, в основном, туда, где они рассчитывают получить мгновенную прибыль. Вот и получается, что действующих заводов и фабрик у нас мало, да и те не работают на полную мощь, но зато рынки, рестораны – на каждом шагу.

Наверное, это связано с тем, что многие предприятия открываются по принуждению властей, ради разрезания ленточки серебряными ножницами и с обязательной, неоднократной  трансляцией  по государственным телеканалам.

Ради заоблачной статистики

На одной из последних пресс-конференций об итогах прошлого года глава Минпрома и новых технологий сообщил, что в республике не работало 86 промпредприятий. Впрочем, эта цифра вполне могла быть и трехзначной.

Многие крупные предприятия, действовавшие еще во времена Союза и на которых работали тысячи квалифицированных специалистов, были впоследствии приватизированы. Но, к сожалению, почти все они сейчас либо работают частично, либо на территории многих из них создаются рынки, склады или же  распродаются под частные земельные участки.

Тому можно привести массу примеров. Так, кулябская компания «Самар» в своих отчетах указывала, что у них функционируют 37 малых предприятий, но реально из этих 37 работало всего лишь одно. Но вот уже год, как и оно перестало функционировать. Предприятие «Точбол» той же компании «Самар» было создано совместно с болгарской стороной. Когда-то здесь производили скатерти и ковры, но теперь предприятие ушло с молотка. Такая же участь постигла предприятие «Мохира» этой же корпорации. Сейчас компания «Самар» имеет большую задолженность по электроэнергии и налогам. Около 5 тыс. рабочих подались в трудовую миграцию или перебиваются случайными заработками на местных рынках.

Предприятие «Косто» в Кулябе в советскую бытность было одним из крупнейших в Центральной Азии. Здесь работали более 500 специалистов, а продукция экспортировалась в Россию. Впоследствии оно также было приватизировано и уже год, как  полностью парализовано.

Другой пример. ООО «Якарча» Муминабадского района когда-то обеспечивало всю Хатлонскую область и ряд других регионов страны куриным мясом и яйцами. Через определенное время оно было приватизировано и  реконструировано. Разрезав ленточку, его открыл в торжественной обстановке президент страны, однако, проработало это предприятие считанные месяцы. После перерыва около года оно просуществовало еще несколько месяцев и закрылось окончательно. Сейчас предприятие имеет долги свыше 4 млн. сомони.

На прошлогодней пресс-конференции председатель Хатлонской области Давлатшох Гулмахмадзода, отвечая на вопросы журналистов, сообщил, что в области не функционируют 70% приватизированных предприятий.

«Мы планируем провести встречи с хозяевами этих предприятий и поставить перед ними условие: либо они работают, либо будет поставлен вопрос о покупке предприятия другими предпринимателями», - заявил Гулмахмадзода.

Проходит время, однако серьезных перемен к лучшему не видно. А армия мигрантов и безработных непрестанно растет.

Примерно, та же ситуация складывается и во многих других регионах страны, например, в Исфаре и Канибадаме, жители которых составили наибольшее число трудовых мигрантов в 2014 году. В том же году в правительственной газете «Чумхурият» была публикация о парализованной промышленности Канибадама, где простаивают когда-то крупные предприятия - прядильная фабрика «Хусноро», швейная фабрика «Тодж», маслоперерабатывающий завод «Ассор», молочный и мясокомбинаты, консервное предприятие «Конибодом». Их оборудование, производственные мощности и территории были распроданы, а десятки тысяч квалифицированных специалистов в поисках лучшей доли подались в трудовую миграцию.

Таких примеров можно привести великое множество по всей стране.

Безответные вопросы

Руководители различных уровней постоянно представляют главе государства нереальные цифры, обязательно превышающие прошлогодние показатели.

Но когда же будет проявлена та самая политическая воля, которая смогла бы стать решающим фактором для изменения ситуации в лучшую сторону? Кто же подскажет реальные пути решения данной проблемы?

На эти вопросы пока нет конкретных ответов.