В последнее время в таджикских СМИ слишком часто появляется информация о трагических случаях гибели солдат-срочников из-за неуставных отношений в армии. Родители солдат, все общество бьёт тревогу, но ситуация не меняется. Почему?

Молчание над «грузом 200»

Неуставные отношения в Вооруженных силах страны являются причиной многочисленных трагических случаев. Причём большая часть трагедий приходится на пограничные войска, которые призваны принимать первый удар во время любой военной агрессии.

Только за последние 2 месяца официально зафиксировано четыре случая, когда родителям передавали тела их сыновей, призванных государством на военную службу. Самый последний пример - гибель на прошлой неделе новобранца Азама Убайдуллоева в войсковой части 2604 пограничных войск ГКНБ Таджикистан, призванного в армию весной этого года. Как рассказал отец солдата, в ночь на 23 июля солдат по телефону попросил выслать 400 сомони, пожаловавшись на дурное обращение сослуживцев. По его словам, это было не в первый раз, когда Азам просил прислать денег, два месяца назад отец уже отправлял сыну 600 сомони. На следующее утро в пятницу, 24 июля, отец отправил сыну требуемую сумму, а спустя некоторое время в тот же день получил известие о смерти Азама. Утром 25 июля солдат был похоронен в родном джамоате Кульканд города Исфары.

Тело еще одного солдата-срочника Парвиза Дустматова было доставлено в джамоат Хистеварз Бободжон-Гафуровского района Согдийской области 13 июля из п. Сагирдашт Дарвазского района ГБАО. До мобилизации солдата оставалось всего лишь 2 месяца.  По словам родных, Парвиза ударил ножом его сослуживец во время обеда, но детали происшествия пока не разглашаются. Офицер, который привез тело солдата, сказал родным: «Все в руках Всевышнего», и с этим уехал.

«Я вырастила сына, он добровольно пошел отдавать долг Родине, а мне взамен Родина вернула его мертвым. Сопровождавший офицер даже не принес соболезнование и не извинился. Мы не знаем истинных причин гибели, кто виновник и где искать правды? Как после этого мы можем доверять государству?» – говорит  мать солдата Мукаррама Дустматова.

6 июля в этот же джамоат Хистеварз привезли тело 18-летнего солдата Абдуваххоба, который был призван в армию весной этого года. Он также служил в войсковой части 2747 Пянджского погранотряда ГКНБ РТ. Родные солдата утверждают, что он был избит до смерти группой сослуживцев.

 В прошлом месяце аналогичный случай произошел в воинской части 04080 Минобороны РТ, расположенной в Канибадаме. 22-летний Фирдавс Рахматов отслужил всего месяц, когда родители получили его тело для захоронения.

В прошлом году после избиений со стороны сержанта воинской части 2850 пограничных войск ГКНБ РТ Фарруха Давлатова рядовой Акмал Давлатов скончался по дороге в больницу. Представители Погранслужбы заявили родителям, что их сын скончался, подавившись хлебом, но позднее следствие установило истинные причины смерти солдата.

Другой трагический случай с гибелью солдата-срочника Зухурджона Юлдошева произошел  в войсковой части 2758 ПВ ГКНБ, расположенной в Истаравшане. Еще случай - с военнослужащим войсковой части 2857 погранвойск Максудом Носировым, который после избиения старослужащими упал без чувств и, не приходя в сознание, скончался. Врачи констатировали смерть вследствие получения тяжких телесных повреждений внутренних органов.

Один из громких случаев произошел в марте прошлого года. Фельдшер войсковой части 2026 района Рудаки Усмон Гайратов избил 23-летнего солдата Шахбола Мирзоева и сломал ему шею. В результате Шахбол, добровольно призванный в погранвойска после окончания вуза в октябре 2013 года, стал инвалидом. Для оплаты операции его семья была вынуждена продать дом...

История одной облавы

Правозащитники указывают, что кроме дедовщины существуют случаи попрания прав граждан еще в период призывных кампаний. В Таджикистане все еще имеют место случаи незаконной отправки в войска молодых людей.

Вот только одна история еще одного защитника государственной границы РТ. Несколько лет назад по просьбе жителя кишлака Восеобод Восейского района Холмирзо Каримова в туберкулезном отделении Восейской райбольницы мы встретились с находившимся там на излечении солдатом-срочником войсковой части 2610 погранвойск Шарифхоном Каримовым.

Тогда Шарифхон рассказывал, что попал в армию в результате «облавы» на столичном рынке «Корвон», где он работал.

«Я пытался пояснить, что негоден к строевой службе по болезни. При прохождении медосмотра на моей рентгенограмме лёгких было явно видно белое пятно, но меня признали годным. Направили для прохождения службы в войсковую часть Пянджского погранотряда.

После прохождения подготовки мы заступали в наряды по 5-10 дней, затем возвращались в отряд. Условия службы были не самыми лучшими. Проблем с обмундированием не было, не считая обуви. Мне пришлось тогда самому приобретать более прочные сапоги. Однажды весной после паводков и разлива реки и разрушения ряда сооружений на границе нам пришлось нести усиленную службу, в рваной и промокшей обуви приходилось пребывать сутками. Высушивать вещи просто не было времени. Спальные помещения были холодными, что и сказалось на моем здоровье. Я пробыл примерно месяц в санчасти на заставе. Меня мучил сильный кашель, я практически потерял зрение. Командиры, решив, что я отлыниваю от службы, сказали: «Возвращайся в отряд!»

По возвращении в отряд я пролежал в казарме около недели. Когда прибыл командир штаба отряда, я упал в обморок на плацу. Очнулся только в санчасти. Первый месяц не было никакого ухода, мое здоровье ухудшалось. Узнав о состоянии моего здоровья, мама приехала в часть и потребовала отправить меня на лечение. Но командование части отказало в ее просьбе.

В этот раз в санчасти я пролежал всего два дня, и меня направили в госпиталь в Душанбе, где, осмотрев язык, поставили диагноз «брюшной тиф». Лечения не было никакого. Мое состояние ухудшалось с каждым днем, температура поднялась до 39-40 градусов. В госпитале не было рентгеновского аппарата, и мои родители настояли, чтобы мне сделали рентгенограмму, указывая, что у меня туберкулез. Родители сами отвезли меня на рентгенограмму. Диагноз подтвердился, и меня срочно госпитализировали в Республиканскую туберкулезную клинику в Мачитоне.

Через пять месяцев лечения мне сказали, что я комиссован по состоянию здоровья. Родители забрали  меня домой, вот так я оказался в туберкулезном отделении Восейской райбольницы», - рассказывал уже бывший солдат Шарифхон Каримов.

Через несколько месяцев мы узнали, что, так и не сумев встать на ноги, пострадавший от произвола призывной комиссии и некомпетентности военно-врачебной комиссии,   Шариф Каримов умер…

Облавы, насилие и беспредел

По словам руководителя ОО «Офис гражданских свобод» Дилрабо Самадовой, в последние годы увеличивается число обращений граждан по поводу неуставных отношений и насилия над солдатами-срочниками в частях и подразделениях погранвойск ГКНБ РТ.

По данным военной прокуратуры Кулябского региона, за шесть месяцев нынешнего года во всех войсковых частях и воинских подразделениях, расквартированных в Кулябской группе районов, возбуждено 20 уголовных дел в отношении солдат, прапорщиков и офицеров. Одно из них - по факту неуставных отношений. По фактам побоев солдат два уголовных дела возбуждены в отношении прапорщиков и семь - в отношении офицеров. Например, солдат-срочник войсковой части 2933 ГКНБ РТ, расположенной в районе Хамадони, Хайридин Толибов был избит лейтенантом Носирджоном Бойматовым. В отношении последнего было возбуждено уголовное дело.

По словам офицеров, в разное время служивших в армии – в советской и нынешней таджикской армии, – неуставные отношения и противостояние солдат друг другу по сроку службы, национальной, территориальной и социальной принадлежности в армии существовали всегда.

- Сейчас в таджикской армии неуставные отношения имеют свою специфическую особенность -  неприязненные отношения по национальному или местническому признакам. В первую очередь низкий уровень подготовки офицеров в частях и подразделениях Вооруженных сил приводит к неприязненным отношениям между военнослужащими, доходя до жестокости. Истоки такого положения вещей кроются в воспитании в школе и семье, - говорит отставной офицер Анвар Шаропов.

Дедовщина – это слухи?

В интервью «АП» командующий Пограничными войсками ГКНБ РТ генерал-лейтенант Раджабали Рахмонали о подготовке офицерского состава рассказал, что ежегодно в военно-учебных заведениях РФ и Казахстана готовятся квалифицированные специалисты для погранвойск страны. В созданном в 2001 году Высшем погранучилище ГКНБ РТ также готовят офицеров для погранвойск.

Относительно дедовщины командующий заявил: «К сожалению, действительно, на сегодняшний день много слухов вокруг армии связано с таким малоприятным явлением, как дедовщина». По его словам, в погранвойсках страны особо непримиримо ведётся борьба со всякого рода отклонениями во взаимоотношениях между военнослужащими, нарушениями норм законности, морали и нравственности.

- Решающая роль в этой борьбе принадлежит офицерам пограничных застав и других пограничных подразделений. С целью укрепления воинской дисциплины разработана методика поэтапной профилактики и искоренения дедовщины. Каждый факт глумления и издевательств, других неуставных взаимоотношений доводится до всего личного состава, широко обсуждается на собраниях военнослужащих с принятием в отношении виновных соответствующих мер наказания, - отметил генерал Р.Рахмонали.

Полное интервью командующего Погранвойсками ГКНБ Таджикистана Раджабали Рахмонали читайте на сайте «Азии-Плюс» www.news.tj и в следующем номере газеты.

Как звонить прокурору, если тебя слушает командир? 

Д. Самадова считает, что положение с соблюдением прав человека, в особенности права на свободу от жестоких и бесчеловечных обращений и видов наказаний, не находит своего должного обеспечения в армии.

- Власти предпринимают шаги по привлечению лиц, виновных в неуставных взаимоотношениях, к ответственности, борются с последствиями, однако профилактика жестокости в армии должным образом не ведется, - говорит Д.Самадова.

По мнению правозащитницы, для профилактики неуставных взаимоотношений военное руководство должно предоставить доступ в воинские части для правозащитников и представителей гражданского общества, конечно, кроме секретных объектов.

- Необходимо предоставить солдатам возможность служить вблизи от дома, чтоб родители могли чаще посещать своих сыновей и быть в курсе состояния их физического и психического здоровья, - говорит собеседница.

Кроме этого, по словам правозащитницы, необходимо усилить контроль военной прокуратуры над воинскими формированиями. Во многих воинских частях вывешены номера телефонов военной прокуратуры, однако у солдат нет возможности пользоваться мобильными телефонами. Солдатам предоставляется возможность 3-5 минут поговорить с родными в выходные дни, но все телефонные переговоры проходят под контролем командиров.

- Как они могут позвонить в прокуратуру и заявить о факте неуставных взаимоотношений? - вопрошает она.

По ее мнению, было бы эффективно привлекать к ответственности (дисциплинарной и уголовной) командование воинских частей в случае выявления там неуставных взаимоотношений. Только персональная ответственность заставит командование заняться профилактикой жестокости и вести тщательный контроль.

- Необходимо также выплачивать адекватную соразмерную компенсацию всем жертвам неуставных взаимоотношений.