Приводим два интервью известного таджикского поэта Бозора Собира, которые он дал нашей газете в разные периоды своей жизни. Первое он дал в 2008 году, накануне своего 70-летнего юбилея. Второе датировано концом 2010 года. Мы планируем вновь встретиться с Бозором Собиром, который в конце мая навсегда вернулся в Таджикистан, причем сделал это по приглашению президента страны. Вы можете оставить свои вопросы к поэту в комментариях, самые интересные мы обязательно зададим ему при первой же возможности.

Бозор Собир: "Таджикистан для меня чужой…"

20 ноября известному таджикскому поэту Бозору Собиру исполняется 70 лет. Последние 12 из них он живет в США. Чем народный поэт Таджикистана занимается на чужбине? Намерен ли вернуться? Что думает о сегодняшнем независимом таджикском государстве? Корреспондент "АП" связался с Бозором Собиром по электронной почте и задал ему эти вопросы.

- Устод, с юбилеем Вас! Не пора ли уже вернуться на родину и отметить 70-летие в Таджикистане?

- Спасибо. Сейчас, когда я отвечаю на ваши вопросы, у меня на глаза наворачиваются слезы и комок застревает в горле. Вы своими вопросами затронули израненные струны моей души, разбередили старые раны. Но я благодарен "Азия-Плюс" и всем газетам и журналам, которые в эти дни вспомнили обо мне… 

Что касается моего возвращения, то, вероятно, я еще пару раз приеду в Таджикистан. Но у меня нет мыслей о постоянном проживании здесь. Я являюсь таджикским поэтом советских времен. Нынешний Таджикистан, который состоит из богачей и мулл, для меня чужой. Я ненавижу такой строй, олицетворением которого является Америка…

- Однажды, в 2004 году, Вы уже приезжали домой. Тогда Вам не предлагали остаться?

-  Нет, за 15 лет моей эмиграции такие предложения мне никто не делал и моей жизнью никто не интересовался. Ни представители власти, ни Союз писателей, ни отдельные таджикские писатели и поэты.

- Если Вас обидели какие-то конкретные личности, причем же тут Родина? 

- Если родина состоит из людей и правительства, то я сильно на них обижен. Если она состоит из камня, высохшей глины и песка, то я не имею к ней никаких претензий... 

В Советском Таджикистане я был всегда таджиком-патриотом, превозносил иранцев и афганцев. Однако в течение двух лет моего проживания в Москве от моего таджикского патриотизма не осталось и следа. А за годы моей эмиграции в Америке я полностью отошел и от поклонения всему иранскому или афганскому. На чужбине я увидел их в другом свете. Короче, еще до того, как я покинул Родину, Родина и ее население покинули меня. 

- Вы можете объяснить свой отказ от возвращения в Таджикистан одним словом?

- Обида и еще раз обида. До самой глубины души...

- Не боитесь, что в таком случае история поставит под сомнение Ваше чувство патриотизма?

- Тогда существование этой самой истории надо поставить под сомнение.

- Чем Вы занимаетесь сегодня в Америке?

- Три раза в неделю преподаю таджикский язык в университете Вашингтон.

- Вы довольны своей судьбой?

- Недоволен. Я видел от судьбы много несправедливостей. Однако, у каждой беды есть еще худшее продолжение (Хар бадро бадтаре низ хаст)…

- Почему в последние годы Вы не поддерживаете связь с коллегами-литераторами, с прессой?

- Таджикские литераторы сегодня похожи на собаку, которая виляет хвостом всем, кто кинет ей хлеб. Вчера они получали звания и премии от Советского правительства, а сейчас получают то же самое от правительства, задачи которого совершенно противоположны. Они не говорят, что мы были коммунистами, строили социализм. До сих пор никто еще не отказался от званий и наград от этого правительства, они не имеют своего мнения. То же самое можно сказать и о представителях науки.

А что касается моего сотрудничества с таджикской прессой, я не поддерживаю связи с ней, потому что газеты мои статьи и даже стихи по своему усмотрению сильно сокращают. Кроме того, нынешняя таджикоязычная пресса не является таджикской. Все заимствовано из иранской лексики, и это плохо. 

  - О чем вы вспоминаете, думая о Таджикистане, чего Вам не хватает?

- О кишлаке Суфиён, о детстве, о своих братьях, которых уже нет на этом свете…

- Ваше пожелание Родине?

- Моей родиной был Советский Таджикистан. В нынешнем Таджикистане я не жил и не чувствую, что это моя родина…

Бозор Собир: «Я бы посоветовал президенту…»

Известный таджикский поэт рассказал «АП»  о своих впечатлениях о приезде в Таджикистан.

Честно говоря, я не ожидал, что кто-то, встретит меня в Душанбинском аэропорту. К моему удивлению, собралось много людей: примерно сто человек. Это были родственники, друзья и даже мои студенты, которым я преподавал в США. Они сейчас работают в Душанбе в международных организациях. Я очень волновался, потому что столько человек меня никогда не встречали в аэропорту.

Сейчас почти ничем не занимаюсь. Хотя пару раз участвовал в мастер-классе для юных писателей и поэтов в городской библиотеке имени Лохути. Есть много творческих планов, но, как всегда, не хватает времени.

Облик столицы немного изменился. По окраинам идёт строительство. Но в основном это дворцы, торговые центры, рестораны, гостиницы, административные здания и прочее. Но народу от этого лучше не станет. Он не может купить себе эти дорогущие квартиры в столице, пообедать в дорогих ресторанах или снять номер в гостинице. Лучше вместо этих зданий строили бы фабрики и заводы. Чтобы здесь работали наши мигранты и не уезжали в Россию и другие страны. Вон столько их убили и убьют скинхеды и другие националистические группировки. Разве эти дворцы и торговые центры важнее, чем жизнь наших юных граждан? Гуляешь по улице и видишь одних стариков и женщин. Таджикистан превратился в страну вдов и стариков.

Я бы рекомендовал президенту

Ускоряется темп исламизации. Чем общество станет религиозней, тем ближе мы станем к Афганистану и Ирану, то есть к феодализму. Вы думаете, что Иран развитая страна? Нет, они нормальную иголку произвести не смогут. Все что у них есть – это русские специалисты для них делают. Любую таджикскую газету возьмешь, на первой полосе болтается борода. В одном номере газеты журналисты три-четыре раза цитируют какого-нибудь муллу. Я бы рекомендовал президенту, чтобы он закрыл эти газеты. Именно они, исламизируя страну, толкают нас к феодализму.

Ваша газета тоже частная? Вас тоже надо закрыть!

А по таджикским каналам показывают только концерты, аквариумы и водопады.

Трагедия номер один

Очень больно смотреть на сельское хозяйство. Я был в Файзабаде в родных для меня местах. Орошаемые земли, где раньше выращивали хлопок, превратились в пастбище. Катастрофически не хватает сельхозтехники. Наш дехканин вновь вернулся к плугу. На это больно смотреть. Надо возвращаться к колхозной системе. Таджикский дехканин лучше этого строя не знал. Без развития сельского хозяйства будущее страны представить трудно. Это можно назвать трагедией номер один для Таджикистана.

Антигуманный капитализм

В 90-е годы мы не понимали сути независимости и распада Союза. Московские сионисты А. Солженицын, А. Собчак, Евтушенко и наши муллы под лозунгом демократии, свободы слова нас гипнотизировали, и мы пошли за ними. Потом я понял, что они нас крупно обманули. Конечно, они сейчас захватили власть, они довольны этой независимостью. Но простые люди беднеют и страдают от распада Союза.

Капитализм - самая антигуманная система в мире. А в Таджикистане процветает самый дикий капитализм. Если все будет так и продолжаться, разрыв между богатыми и бедными еще больше увеличится. Богатые станут богаче, а бедные беднее. Это еще проявляется влияние Союза, потому разрыв между социальными слоями у нас не такой уж большой. Через несколько лет такие классы появятся, что в индийских фильмах не видели.

Вернуть цензуру!

За последние годы в таджикской литературе, серьезных произведений так и не появилось. Вот на моем столе лежит стопка книг поэтов и писателей. Некоторые из них за год издавали по шесть- семь книг. Это уму непостижимо как за год столько можно написать. Во время Союза писатели и поэты за 10-15 лет с трудом могли издавать свои книги. Потому что была цензура - не только запрет критики, но это и контроль качества. Сейчас у кого есть деньги, может издавать свои книги. Читателя вводят в заблуждение, поскольку он не знает, что читать и где найти качественную литературу. Писатели и поэты тоже стали какими-то предпринимателями. Надо вернуть цензуру, чтобы пустая болтовня не занимала место качественной литературы.

Если бы был молодым…

Если бы я был молодым, создал бы хорошую социалистическую организацию. Продвигал бы идеи марксизма-ленинизма. Но, к сожалению, и возраст не тот, и обстоятельства не позволяют реализовать эту идею.