Александр Александрович Яблоков отдал профессии гляциолога почти 60 лет своей жизни. Работал на Кавказе, Тянь-Шане и Памире. Зимовки на высокогорных гидрометеостанциях и в экспедициях дали ему богатый материал для написания литературных произведений. Несмотря на свой солидный возраст - а ему недавно исполнилось 82 года, - Александр Александрович полон сил и энергии, пишет рассказы для журнала «Памир» и консультирует гидрометеорологов страны.

Английская кровь

Александр Александрович родился 24 июня 1934 года в городе Балахне Горьковской области Российской Федерации в семье инженера. У него очень интересные корни: по отцовской линии он оказался коренным русским, потомком крестьян из деревни в Ивановской губернии: сам, опрашивая родственников, проследил свои корни до начала девятнадцатого века.

А вот бабушка по материнской линии оказалась чистокровной англичанкой, а дед – из Харькова (Украина), их свела судьба: оба оказались связаны с богатым владельцем текстильной фабрики неким Барановым, который их и поженил.

- Вместе с сотнями других кораблестроителей в середине 19-го века на Волгу, в Нижний Новгород, приехал из английского города Ньюкасл некий Джон Томпсон с женой и двумя детьми. А в 1882 году у них родилась дочь Нелли, моя будущая бабушка, - рассказывает Александр Александрович. - Так во мне смешалась кровь революционеров-большевиков и далекой от политики интеллигенции…

У него дома до сих пор хранится небольшая картина, которую написала маслом его бабушка Нелли Томпсон более века назад. И еще как семейную реликвию берегут Яблоковы столовый прибор из серебра, украшенный вензелями с инициалами деда и бабушки.

- Кстати, потом в послевоенные годы, когда уже бабушки не было в живых, более чем через полвека после банкротства моего прадеда, английский банк, в котором хранились его деньги, стал раздавать долги вкладчикам и их наследникам. Не знаю, сколько «отстегнуло» себе советское государство, но «доля» моей матери и ее двух сестер и брата составила три тысячи рублей - пять ее месячных зарплат. Не густо, но в те времена для нас это была огромная сумма, - вспоминает наш герой. - Конечно, мать немедленно вызвали в органы госбезопасности, где довольно вежливо поинтересовались, за что она получила деньги из капиталистической страны. Удивились, узнав, что она дочь англичанки. Матери предложили стать внештатным сотрудником органов госбезопасности. Она была так напугана этим предложением, что собеседники поняли: «стукача» из нее не получится.  

Морозов - Яблоков ?

Что касается фамилии, то Александр Александрович выяснил, что его прапрадед по отцу - Афанасий Александрович, который жил в начале 19-го века - носил фамилию Морозов, но что заставило его деда сменить свою фамилию на Яблоков, одну из самых распространенных в Ивановской губернии, он так и не узнал.

…Тяжелая судьба выпала его родителям. Отец, Александр Иванович, энергетик по профессии, в 1937 году был репрессирован и расстрелян. Спустя годы его реабилитировали. Мать Александра вернулась в дом отца. В Великую Отечественную войну семья жила в Струнино, в Подмосковье. Александр Александрович вспоминает, как бабушка летом варила щи из крапивы, которые они ели несколькими сохранившимися со старых времен серебряными ложками.

- Можно было их сдать, получить дополнительные деньги, но бабушка не хотела; это был ее вызов судьбе, символ веры в то, что вернутся лучшие времена и у нас на столе появится что-нибудь достойное серебра. Теперь я понимаю, какая это была наивная, мужественная и прекрасная вера! - рассказывает Александр Александрович.

В Струнино молодой Александр Яблоков закончил семилетку и химико-технологический техникум.

- Наверное, именно тогда, когда я начал много читать, у меня зародилась первая мечта о путешествиях, интерес к дальним странам, желание их увидеть. Как-то раз я спросил дедушку, откуда в Струнино привозят хлопок, из которого изготовляют нитки, а затем ткани. Тот ответил, что далеко на юге есть удивительные жаркие страны, где почти не бывает зимы, где растут вкусные и сладкие плоды, где стоят высокие горы и текут быстрые реки. Именно там на полях с высоких кустов собирают «вату» – хлопок, который прессуют в большие тяжелые кипы и отправляют по железной дороге в Россию, на текстильные фабрики. Дедушка добавил, что сам он в этих странах никогда не бывал, но, возможно, мне когда-нибудь посчастливится их увидеть, - вспоминает А.А. Яблоков.

После техникума он попал в Казахстан, на механический завод в Кокчетаве. Работал там мастером, потом конструктором. Но понял, что это не его, потому что тянуло к вершинам.  

Исследователь

Потом в его жизни была армия, а после демобилизации Александр Яблоков поехал в Узбекистан, где поступил на работу в Управление гидрометслужбы. Он признается, что с детства мечтал быть географом, исследователем природы.

- До сих пор не могу толком понять, откуда вдруг во мне, выросшем в России, вдруг пробудился интерес к Средней Азии? – рассказывает А.Яблоков. - Видимо, жило в глубине души воспоминание о разговоре с дедушкой о дальних жарких странах, где на кустах растет самая настоящая вата. Кроме того, от дедушкиной библиотеки, которую мы растеряли во время бесчисленных переездов, у нас осталось несколько книг, в том числе о восточных странах. Со временем понял, что не в силах противостоять «зову Востока», как сказал когда-то Киплинг. Мне снились мечети с огромными синими куполами и высоченными минаретами, грозные крепости с могучими башнями, заоблачные пики, стремительные потоки, яркое солнце в вышине, мчащиеся куда-то всадники с кривыми саблями. И если уж я решил стать путешественником, то, конечно, по Средней Азии, по ее удивительным пустыням и горам!

Работал метеорологом и начальником высокогорной гидрометстанции, инженером снегомерной партии и высокогорной снеголавинной станции. В 1960 году заочно окончил географический факультет Самаркандского университета и Среднеазиатские курсы лавинщиков, а в 1961 году - Всесоюзные курсы гляциологов в Грузии, опубликовал первую научную статью, стал членом Всесоюзного географического общества. Занимался горными снегами, лавинами, изучал ледники Западного Тянь-Шаня и Алая.

Потом работал инженером гляциологической партии Северо-Кавказской гидрометслужбы, изучал ледники в верховьях Кубани, а затем в 1964 году стал старшим инженером Валдайской научно-исследовательской гидрологической лаборатории, участвовал в разработке новых методов гидрометеорологических наблюдений. В 1965 году вернулся на Тянь-Шань, стал инженером высокогорной снеголавинной станции Итагар Киргизской гидрометслужбы. Зимой занимался лавинами, а летом - ледниками Центрального и Южного Тянь-Шаня и Заалая.  

Жизнь в Таджикистане

В 1969 году началась новая веха в биографии Александра Яблокова. Он поступил на работу в гидрометслужбу Таджикистана, работал инженером и старшим инженером гидрографической партии и БРИС, занимался лавинами, селями, ледниками, участвовал в составлении Каталога ледников и Кадастра лавин республики. С 1977 года работал научным сотрудником лаборатории комплексных геофизических исследований Таджикского научно-исследовательского отдела энергетики, изучал лавины и сели на трассах будущих ЛЭП и местах строительства ГЭС на Памире, в Каратегине, в Кухистане.

Он эксперт по ледникам, практика - одиннадцать высокогорных зимовок и почти семьдесят экспедиций по горам Тянь-Шаня, Гиссаро-Алая, Памира и Кавказа.

- В штате был недокомплект, приходилось работать за двоих, а тут еще в конце каждого зимнего месяца требовалось делать «снегосъемку». На протяжении около полусотни километров вглубь гор были расположены так называемые «снегопункты» – сравнительно ровные участки, на которых мы измеряли высоту и плотность снега. Эти материалы были позарез нужны нашему Управлению для составления своевременных и точных гидрологических прогнозов, - вспоминает он. – Снегосъемка занимала дня четыре. В пути мы спали в палатке, установив ее для защиты от ветра на дне снежной ямы. А вокруг простиралось то самое «белое безмолвие», о котором когда-то писал Джек Лондон!.. К утру холод – а порой бывало ниже минус двадцати! – проникал в спальный мешок, под теплое белье, в прямом смысле слова – до костей. За ночь от дыхания иней оседал на потолке и на полотняных стенах нашего походного дома, на спальных мешках и ватных куртках, которыми мы накрывались для тепла сверху. Кажется, под дулом автомата не вышел бы из палатки, но и организм требует, и вставать пора: зимний день короток, а работы много… Мокрая одежда, пронизывающий холод, обожженные беспощадным горным солнцем глаза, смертельная усталость – за одну «снегосъемку» мы сбрасывали по пять-шесть килограммов веса! – но зато нас в пути ждал мир прекрасных, ослепительно-белых гор, пустынные долины, бурные реки, открывшиеся весной живописные горные озера, и в конце пути - перевал, через который вели только звериные следы. Четвертая тысяча метров над уровнем моря!.. И с каждым днем я все больше убеждался, что это мое призвание, мой путь, я не ошибся. Именно поэтому спустя десятилетия я вспоминаю эти трудные километры, эти ледяные ночи в снегу не только с удовольствием, но и с гордостью.

Все это, в том числе и хорошая подготовка, чтобы ходить по горам, пригодилось ему в годы гражданской войны в Таджикистане, когда большая часть русскоязычного населения уехала из страны, а те, кто остался, выживал, но с большим трудом. Чтобы как-то прокормить семью, 60-летний Сан Саныч, как его любили называть подопечные, устроился преподавателем по горной подготовке в Таджикский высший военный колледж и написал для курсантов даже два учебных пособия, за что был награжден грамотой руководства Минобороны республики.

А в 1996 году он снова вернулся в Главтаджикгидромет, где до 2014 года, до 80-летнего возраста, работал ведущим инженером гидрографического экспедиционного отдела. Да и сейчас, находясь дома, А.А. Яблоков постоянно помогает своими советами специалистам отрасли. Не зря за эти годы его прозвали специалистом по стихиям. Его перу принадлежат такие сборники и научно-методические пособия, как «Лавины Таджикистана» (в соавторстве с М.Казаковым), «Грозные явления природы в Таджикистане», «Сохраним природу Таджикистана» (вместе с Н.Ашуровым, Б.Мамадалиевым), «Снежный покров Таджикистана» (с Х.Мухаббатовым), «Опасные пульсирующие ледники Таджикистана» и другие. А после выпуска пособия «Сели Таджикистана» Российская селевая ассоциация в 2013 году наградила его медалью им. Флейшмана за выдающиеся заслуги в области селеведения. К слову, за свою почти полувековую деятельность в Таджикистане А.А. Яблоков не удостоен никаких званий и наград.

Он автор почти 30 докладов, прочитанных на различных симпозиумах, конференциях, семинарах, и десятков научных статей в журналах «Метеорология и гидрология», «Известия Всесоюзного географического общества», «Автомобильные дороги», «Материалы гляциологических исследований» и других. Он действительный член Русского географического общества с 1960 года.

Его перу принадлежат также 12 художественных произведений, в том числе и о жизни метеорологов, например такие как «Снежная робинзонада», «Стража заоблачной трассы», «Снежинка на ладони», «Чертоги вечные снегов», «Варзоб», «Там, где кончаются тропы» и другие.

О своей жизни он написал автобиографический роман «Поражение», который издан в 2005 году и рассказывает об истории становления и развала Советского Союза. Теме причин крушения Советской империи через историю русской и немецкой семей посвящен его роман «Горный стрелок», который недавно переиздан в Германии. А историческая повесть «Сарбадор» посвящена истории Средней Азии, в особенности таджикского народа. А для детей Александр Александрович написал занимательную повесть «Возвращение Барсика», которая повествует о роли домашних животных в жизни людей.

А.А. Яблоков - член Союза писателей СССР с 1980 года и является одним из постоянных русскоязычных авторов журнала «Памир», в конце 70-х он также являлся редактором редакции художественной литературы издательства «Ирфон». В 60 лет Александр Александрович освоил навыки работы на компьютере, на котором он печатал свои книги, и свободно пользуется интернетом.

С супругой Валентиной Феликсовной они прожили вместе почти 40 лет. Она всю жизнь проработала на Центральном аптечном складе республики, проверяла качество лекарств, отличник здравоохранения СССР. Сын, Александр Александрович – младший, вот уже десять лет работает в компании «Вавилон».

Три в одном

…Когда я спросила Александра Александровича, кем он себя считает больше – гляциологом (специалистом по ледникам), писателем или историком, он пошутил: «Я - три в одном».

И на вопрос, доволен ли он своей жизнью, он, помолчав, ответил:
- До сих пор сладкой музыкой звучат для меня названия рек, озер, урочищ, перевалов, связанных с моей молодостью, с первыми зимовками. Это была моя победа не только над холодом, снегом, расстоянием, но в первую очередь – над собой. А такая победа – то, ради чего стоит жить...