Таджикский политик Мухиддин Кабири сегодня отмечает свой 50-летний юбилей. Девять из этих пятидесяти лет он возглавляет Партию исламского возрождения Таджикистана, будучи избранным на пост председателя в 2006 году после кончины основателя ПИВТ Саида Абдулло Нури. В 2012 году Мухиддин Кабири, согласно исследованию Королевского исламского центра стратегических исследований (Амман), вошёл в список 500 самых влиятельных мусульман мира.  

М. Кабири родился в Файзабадском районе в 1965 году. После окончания восьми классов файзабадской школы №15, поступил в статистический техникум г. Орджоникидзеабада. Техникум закончил в 1983 году. В том же году был призван в армию, где прослужил до 1985 года.

В 1987 году поступил на арабское отделение факультета востоковедения Таджикского государственного университета, в 1992 году проходил стажировку в Университете промышленности в столице Йемена - городе Сана. В 1993 году поступил в Дипломатическую академию МИД России. В 1995-1997 гг. вел предпринимательскую деятельность в Москве, являлся генеральным директором культурного центра «Сино», заместителем генерального директора АОЗТ «Халиф».

В 1997 вернулся из Москвы в Душанбе в качестве помощника председателя Партии исламского возрождения Таджикистана Саида Абдулло Нури. В 2000 году по предложению основоположника ПИВТ был назначен заместителем председателя партии. В августе 2006 года после смерти С. А. Нури возглавил партию. В 2010 году на съезде партии был переизбран председателем ПИВТ.

В 2005 и 2010 году избирался депутатом нижней палаты таджикского парламента. На парламентских выборах 2015 года ПИВТ не смогла пройти в парламент. Партия не признала результатов выборов.

Женат, имеет 7 детей. Является кандидатом политических наук. Свободно владеет арабским, английским и персидским языками.

В середине марта 2015 года, после парламентских выборов Мухиддин Кабири выехал на лечение в Турцию, где проживает его семья. После обвинений в правительственных газетах о том, что Кабири замешен в незаконной купле-продаже земли, по рекомендации Политсовета партии он отложил своё возвращение на родину.

Предлагаем вниманию читателей несколько цитат из заявлений М. Кабири, сделанных им в разное время, которые дают некоторое представление о его политических взглядах и позиции ПИВТ. (Подборка цитат сделана таджикским обозревателем Раджаби Мирзо и «АП»).

«Вы можете сколько угодно критиковать меня за то, что я открыто, не подвергаю критике правительство. Однако мы будем делать все, чтобы не поднимать вопрос отставки [правительства] до полного формирования самой правящей элиты… Мы хотим помочь им встать на ноги и служить народу. Представьте положение человека, стоящего на краю пропасти. Он может упасть, а может и спастись. Если его торопить, он сорвется в пропасть, вместо того, чтобы сделать шаг в сторону спасения. Разница падения в бездну одного человека от падения правительства заключается в том, что в отличие от человека, правительство упадет не в одиночку – за собой в бездну оно потянет и всю нацию, и всю страну…».

«Политическая элита должна формироваться таким образом, чтобы уметь видеть себя как во власти, так и в оппозиции. И в обеих ситуациях она должна уметь служить своему народу. Нынешние правящие элиты в Центральной Азии не могут представить себя вне власти, в оппозиции…».

«Зрелая и прогрессивная нация отличается от народа и племени тем, что она не особо нуждается в сильном лидере, так как такое общество регулируется не волей одной личности, а существующими в обществе ценностями и законами. Если какой-то народ нуждается в «сильной руке», он должно хорошенько подумать, прежде чем называть себя «нацией».

«Быть слугой нации, гораздо лучше, чем быть лидером толпы»…

«Мы открыто говорим, что не намерены забирать власть у нынешних правителей. Мы только говорим им: лучше управляйте государством, чтобы народ не потерял доверие, и не сказал «хватит!».

«Если бы в начале 90-х годов лидеры обеих сторон, политики и идеологи сели бы рядом, встречались почаще, обсуждали вопросы и спорили в кабинетах, а не на улице, совместно работали бы над документами и, самое главное - узнали бы друг друга получше, то не было бы никаких лозунгов, призывающих «убивать коммунистов», «ваххабитов» или всех инакомыслящих».