Алёш-Горбун: Герой вне времени?

Репортаж
15.08.2011 12:19
Автор:
Рамзия МИРЗОБЕКОВА
Просмотров: 6461

До недавнего времени в центре Хорога, на пересечении двух улиц висел портрет одного из главных полевых командиров и криминальных авторитетов Горного Бадахшана - Абдуламона Аёмбекова, больше известного в народе как «Алёш-Горбун». Одна из улиц города названа в его честь, но многие хорогчане уверены, что скоро она будет переименована. Они считают, что власть еще может смириться с тем, что он был героем того времени, но не позволят его считать героем этого …

Внешне Абдуламон Аёмбеков менее всего был похож на военного лидера. Рост всего 155 см, огромный горб на спине, за что его часто называли Алешей Горбатым или просто Горбуном. Доходило даже до курьезов: в одной российской газете на полном серьезе написали о командире памирских боевиков – Алексее Горбунове, который по данным издания, был … этническим русским.

Но огромная воля и организаторские способности, которую имел Аёмбеков с лихвой компенсировали его физический изъян. Бухгалтер по профессии и работник буфета Аёмбеков стал одним из самых влиятельных командиров Отряда самообороны Бадахшана.

Репутация в области у него была не совсем однозначная. Для кого-то он был наркодилером, для кого-то - героем. Наркодилером, потому что во время гражданской занимался транзитом афганских наркотиков через область. Героем – потому что деньги использовал от наркотиков для приобретения оружия для самообороны области и продовольствия для народа.

Российский журналист Мумин Шариков в книге «Наркобизнес в России» утверждает, что он якобы встречался с Аёмбековым за два месяца до его гибели:

«Мы сидели в лагере моджахедов, близ райцентра Калайхумб, над нами в бреющем полете парили российские вертолеты. Они прочесывали ущелья Памира, пытаясь обнаружить огневые точки боевиков. Алеша несколько раз выбегал к зенитчикам, предупреждал их не открывать огонь первыми. В конторе полуразрушенной автобазы отдыхали боевики, вернувшиеся с перевалов Тавильдары, где проходили бои между оппозиционерами и вооруженными формированиями МО Таджикистана. Алеша вел по рации переговоры с командирами других группировок и параллельно отвечал на наши вопросы.

- Ходят легенды, будто вы без единого выстрела захватываете заставы и посты на границе, затем вдруг освобождаете российских пограничников из афганского плена, сражаетесь в рядах исламистов, но потом становитесь лучшим другом пограничников. И наконец, наркобарон... Кто вы на самом деле?

- Я не отрицаю, что занимался наркобизнесом, и об этом говорил не раз. Обо мне даже знают в России. Но не надо делать из меня таджикского Пабло Эскобара с многомиллионным состоянием. Вы же видите, в какой нищете мы живем. Идет гражданская война, и наша задача не допустить правительственные войска Таджикистана и 201-ю российскую дивизию в Горный Бадахшан. Хватит того, что моих безвинных земляков уничтожали в других регионах республики.

Политическое противостояние в Таджикистане давно переросло в этническую войну одного региона с другим. Общий враг - правящий режим в Душанбе. Нам больше терять нечего. И пусть пограничники не вмешиваются, мы между собой разберемся. Люди воюют на перевалах, чтобы обезопасить островок мира - Бадахшан.

- Тогда при чем здесь наркотики?

- Горный Бадахшан - каменный мешок. Уже третий год мы в блокаде, которая довела людей до голода и нищеты. Что нам делать и как выживать? Чтобы спастись от голода, многие памирцы стали покупать у афганцев наркотики и, перепродав их посредникам, смогли на эти деньги купить продукты. Как еще можно заработать деньги? Если у тебя на глазах будут умирать дети, ты перейдешь под пулями пограничников границу и купишь наркотики. Еще нам нужны деньги на покупку оружия, чтобы защитить себя.

- Как происходят сделки между покупателями?

- Почти у каждого афганца есть опий-сырец, и, перейдя границу, его можно купить. Килограмм за сто долларов. Затем продать в Душанбе или Оше за тысячу.

- Существуют ли в Бадахшане лаборатории по переработке опия в героин?

- Нет. Это делается в Узбекистане и, в основном, в России. У нас люди за счет наркотиков выживают, а там это большой бизнес. В Москве цена за килограмм опия достигает десяти тысяч долларов. На Западе еще дороже.

- Какие объемы проходят через Бадахшан?

- Через Узбекистан проходят больше. Всем известно, что узбекский генерал Дустум - один из самых крупных поставщиков опия-сырца в СНГ. Киргизские таможенники требуют у наших водителей, которые везут на Памир гуманитарные грузы, наркотики и доллары. Сегодня Ош - крупный центр наркобизнеса, которым занимаются даже правоохранительные органы.

- А российские военные перевозят наркотики?

- Конечно. Местные таможенные службы не имеют доступа к самолетам и вертолетам погранвойск и МО РФ. Но мне мои люди сообщают об этом. Здесь такое не скроешь.

- Как же вы переходите границу? Ведь ее контролируют пограничники и сразу открывают огонь на поражение.

- Я ее могу перейти и днем, и ночью. Границу невозможно контролировать. Это почти пятьсот километров по реке Пяндж. Когда существовал Советский Союз, людям в голову не приходило переплывать на тот берег и контактировать с афганцами. А теперь мы туда ходим за оружием и наркотиками.

 - И каковы цены?

- Автомат Калашникова - четыреста долларов, пулемет - шестьсот, зенитные установки доходят до трех тысяч. "Стингеры" - почти тридцать тысяч долларов за ракету.

- Какую самую большую партию наркотиков вам удалось переправить на этот берег?

 - Без комментариев.

 - Как складываются ваши взаимоотношения с пограничниками?

- Не будут вмешиваться во внутритаджикский конфликт, никто не станет с ними воевать. Их задача - охранять границу. Если увидят кого-то на переправе, пусть стреляют. А не пойман - не вор. В Бадахшане много пришлых групп, которые, согласно существующим договоренностям, должны рассредоточиться в ущельях, чтобы пережить зиму, пока идут переговоры. Я договариваюсь с пограничниками, чтобы пропускали колонны с боевиками мимо погранпостов. 

- Удается?

- В основном, да, хотя бывают конфликты и провокации, как со стороны боевиков, так и со стороны пограничников. К сожалению, у некоторых не выдерживают нервы.

- Сколько человек в вашем отряде?

- В одном только Хороге пятьсот. Но в нужный момент я могу поднять несколько тысяч»…

Между тем отношения с пограничниками у Алёши были сложные. Большой конфликт между ними возник, когда в районе Дарморахт пьяные пограничники застрелили троих жителей кишлака: двух пастухов и старика, который работал в своем саду. Очевидцы утверждают, что таких случаев было немало, соответственно, и конфликтов.  

Напряженные отношения также были и с отдельными боевиками оппозиции. Например, у него были конфликты с Ризвоном Содировым, который хотел превратить Бадахшан в плацдарм для борьбы с правительством в Душанбе. Алёш и его сторонники не были согласны с этим.

Также Алёше не нравились бесчинства, которые творила группа двоюродного брата Ризвона – Джумы. Она занималась грабежами и вымогательствами в Язгуляме и Калаи Хумбе. Аёмбекову удалось разоружить их и переправить обратно в Афганистан.

В какой-то момент он стал одним из главных посредников в решении самых разных конфликтов в области. И эту его роль признавали даже сотрудники правоохранительных органов. Например, накануне визитов правительственных чиновников местные силовики частенько заглядывали в штаб к Аёмбекову с просьбой, чтобы он вел себя гостеприимно и удерживал других боевиков от неразумных действий.

Ситуация в Хороге тогда была взрывоопасной. Сюда из Афганистана переправились многие оппозиционеры. Было также много боевиков из разных стран, афганцы, арабы и даже чеченцы.

 

Постоянно возникали конфликты с местным населением. Все были на нервах. Алёш смог сдерживать эмоции и напряженность, помочь не доводить ситуацию до взрыва…

Погиб Горбун во время взрыва дистанционной мины в декабре 1994 года. За два дня до этого он выступал по местному телевидению и призывал людей сдать оружие. Было несколько версий: убийство совершили наркодельцы-конкуренты или люди Ризвона Содирова, которым не понравилась инициатива Алёш сдать оружие.

Вторая - к его убийству причастны российские спецслужбы. Брат Аёмбекова – Толиб утверждает, мина, на которой был взорван Алёш, могла быть только у них. «Она очень дорогая, стоила тогда около $70 тыс. Никто из таджикских боевиков такого бы себе не позволил. Они бы выбрали другой метод. А здесь все слишком хорошо было продумано. Да зачем домысливать, когда в передаче "Под маской" на российском канале один из работников спецслужб заявил, что выполнял такие "задания" и что одним из его "заданий" был Алёш», - рассказывал Толиб.

Тем не менее, версия о том, что кому-то не нравилось мирное урегулирование вопроса со стороны бадахшанских боевиков, вполне может иметь место. Особенно на фоне того, что незадолго до этого был убит другой памирский авторитет Хофиз Шукрихудоев. По его настоянию, боевикам оппозиции было отказано создавать военную базу на территории Бадахшана. Далее, Хофиз хотел урегулировать ситуацию с властями в Душанбе. Для этого он хотел выйти на тогдашнего министра внутренних дел Якуба Салимова и провести с ним переговоры. Посредником должен был стать их общий знакомый - вор в законе из Ташкента. Для этого Шукрихудоев собирался выехать к посреднику, но за несколько дней до отъезда был убит.

Алёш тоже  погиб после призыва сложить оружие. Возможно, что мирные намерения бадахшанских лидеров кому-то не нравились.

Убийство Алёш до сих пор не раскрыто…

 

Семья Аёмбекова: «Мы и сами хотели снять портрет»

После гибели Аёмбекова в честь него была названа одна из улиц Хорога. На этой же улице, которая расположена в центре города, соратники разместили огромный портрет покойного Аёмбекова. Ходили слухи, что портрет Алёши с самого начала раздражал представителей власти, и не только местной, но и центральной. Тем не менее, снять его не решались. Власти опасались, что это сможет вызвать негативную реакцию в городе.
В прошлом году портрет все-таки был снят, но резонанса в обществе это не вызвало. Видимо, потому, что его снял брат покойного командира - Толиб Аёмбеков, тоже бывший полевой командир, ныне - командир отряда пограничных войск в Ишкашиме…

В Хороге также есть кафе «Алёш», названное в честь погибшего командира. А недалеко от этого кафе в скромной квартире живет его семья – жена и трое детей.

Жена Аёмбекова Тобон Бандишоева, миловидная женщина с грустными глазами живет с детьми в четырехкомнатной квартире – единственное наследство, которое осталось от мужа.

- Эта квартира у нас давно. С мужем жили в ней недолго. Вообще мы поженились осенью 1994 года. Когда начались эти события, он отвез нас в дом свекра, который находился недалеко от их штаба. Он постоянно был в разъездах и боялся, что нам могут навредить, чтобы отомстить ему.

- То есть у него были враги? Кто они, он не говорил?

- Нет, но всегда говорил, что его в любой момент могут убить, наверное, готовил нас к этому.

- Вам нравилось, чем он занимался? Вы не пытались его отговорить от этого?

- Муж не был тем человеком, на которого можно было повлиять. Я это знала и не вмешивалась в его дела. Я занималась воспитанием детей. Когда муж погиб, старшему было семь лет, второму сыну – шесть, дочке – один годик.

- А как вы поженились?

- Это было решением наших родителей. Мы были родственниками. Как только я закончила школу, меня сосватали за Амонбека. Друг друга мы не знали, но была воля родителей, и мы ее выполнили. Но я ни разу не жалела, он был хорошим мужем, хорошим отцом. Сыновей старался воспитывать строго, стараясь выработать в них мужской характер. Он очень много с ними проводил время, общался. К сожалению, когда начались все эти события, он стал меньше с нами быть, постоянно был разъездах… Но в моей памяти он все равно останется хорошим отцом и мужем…

Жизнь Тобон после гибели мужа была нелегкой. Она вернулась в свою квартиру, но уже не было уверенности и защищенности. Тем не менее, поставила на ноги троих детей. По ее словам, при поддержке братьев мужа, которые всячески помогают. Несколько лет назад, они помогли женить старшего сына. Тем не менее, живет семья бывшего «наркобарона» довольно скромно. Основным кормильцем семьи является старший сын, который занимается пассажирским извозом на «тангемке». Второй сын студент 4 курса факультета геологии, а дочь в этом году окончила среднюю школу. Сама Тобон до недавнего времени работала посудомойкой в одном из ресторанов, но из-за повышенного давления работу оставила. По ее словам, если бы не братья мужа, то им бы трудно пришлось…  

- Как вы отнеслись к тому, что сняли портрет вашего мужа?

- Портрет давно хотели снять. Не потому что кому-то это не нравится, а потому, что порой подростки кидали в портрет абрикосами или еще чем-то, периодически сыновья его чистили. Для кого-то это портрет героя, а для кого-то это ничего не значащий атрибут. Поэтому даже лучше, что сняли. Для тех, кто его ценит, память о нем останется светлой даже без портрета…

P.S. Кроме Аёмбекова в Бадахшане были и другие влиятельные командиры. Одним из них был Маджнун Паллаев. По некоторым данным, он был самым главным в отряде самообороны Бадахшана, но после получения увечья, когда он лишился кистей рук и одного глаза, его заменил Алёш-Горбун. О жизни и смерти этого командира читайте в ближайших  номерах «АП».

Поместить ссылку в

Отправить комментарий

КАПЧА
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.