«Азия-Плюс» начинает новый фотопроект - «История одной фотографии». Каждый материал будет посвящен одной из старых фотографий, людям, изображенным на ней, истории ее создания или рассказу о том, что за этим последовало.

В декабре 1935 года фотограф Борис Игнатович запечатлел в Кремле интересное событие: глава советского государства Иосиф Сталин дарит свою фотографию с автографом 11-летней таджикской девочке, получившей орден Ленина. Первая пионерка страны, удостоенная такой награды. Первая среди взрослых в Таджикистане. Этой девочкой стала Мамлакат Нахангова, которая многие годы была примером для миллионов советских пионеров. 


«Мы не хотим быть битыми»…

Это был период, когда СССР взял курс на достижение экономической самостоятельности: Сталин стал развивать политику сверхиндустриального скачка, который был связан с нетерпением партийного руководства, а также широких слоев населения разом покончить с острыми социально-экономическими проблемами и обеспечить победу социализма в СССР революционными методами коренной ломки сложившегося хозяйственного уклада. Ставка на индустриальный рывок была также тесно связана с курсом на сплошную коллективизацию сельского хозяйства. 

Следует иметь ввиду и внешнеполитические аспекты. Именно в этот время западные страны переживали тяжелейший экономический кризис, и в советском руководстве вновь затеплилась надежда о приближающемся крахе буржуазного мира. В этих условиях, как считали в Кремле, наступил благоприятный момент для индустриального рывка в передовые державы, тем самым исторический спор с капитализмом мог решиться в пользу социализма. Сталин особо подчеркивал: «...задержать темпы - значить отстать. А отсталых бьют. Но мы не хотим оказаться битыми... Мы отстали от передовых стран на 50-100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в десять лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут». Такой призыв многим представлялся единственно верным решением и нашел отклик среди широких слоев населения. 

В среднеазиатских республиках, например, старались увеличить темпы сельскохозяйственного производства, особенно в хлопковом секторе, где урожай собирали механическим способом. Для привлечения еще большей рабочей силы, нужно было пропагандировать и поощрять.

«Каждому по грузовику и ордену»…

Такая поддержка передовых колхозников из республик Средней Азии легла в основу проведения совещания с руководителями партии и правительства, которое прошло 4 декабря 1935 года в Москве. Выступая на этом совещании, генеральный секретарь ЦК ВКП(б), председатель СНК И.В. Сталин, отмечал:

«Колхозы у вас растут, желание работать имеется, машины дадим, удобрение получите, помощь всякая, какая только необходима, будет оказана. Стало быть, дело с хлопком у вас пойдет и зажиточная жизнь развернется».

Также за отличную работу Сталин дал распоряжение представить к высшей награде - к ордену - всех участников и участниц данного совещания, и дать по грузовику каждому колхозу, представленному на мероприятии. Кроме этого указывалось преподнести каждому из участников совещания по патефону с пластинками, часы мужчинам - карманные, а женщинам - ручные. 

Одной из участниц этого мероприятия была юная 11-летняя школьница Мамлакат Нахангова, которая равняясь на Алексея Стаханова, донбасского шахтера, перевыполнившего суточную норму в 14,5 раз и добывшего 102 тонн угля, собрала за день 102 кг хлопка. Школьница-таджичка перевыполнила норму взрослого человека по сбору хлопка в семь раз! Мамлакат участвовала в сборе хлопка в колхозе им. Лахути Шахмансурского сельсовета Сталинабадского района Таджикской ССР и начала собирать хлопок двумя руками, принося за день по 70-80 кг, в то время, когда обычный взрослый собирал в среднем, 15.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 4 декабря 1935 года «за трудовой героизм и успехи в поднятии урожайности хлопка», Мамлакат наградили орденом Ленина, и она стала самым юным и первым среди пионеров кавалером этого высшего ордена СССР, получив его из рук Председателя Всероссийского ЦИК Михаила Калинина.

Встреча с вождем

Как потом признавалась сама Мамлакат, в то время она знала всего несколько слов по-русски, её речь переводил свояк Анастаса Микояна (наркома пищевой промышленности СССР), учивший таджикский язык. Сталин подарил Мамлакат фотокарточку, где она снята среди членов Политбюро (Сталин, Молотов, Андреев) в таджикских халатах. На обороте карточки Сталин оставил надпись: «Тов. Мамлакат Наханговой от И. Сталина за хорошую учебу и работу. 1935 год, декабрь». Мамлакат подарила Сталину книгу. Именно этот момент и заснял Борис Игнатович, который возглавлял бригаду фоторепортеров для съемки сюжетов на тему стахановского движения.

Мамлакат стала своеобразным образом в пропаганде сталинской эпохи, а фотография - символом пропаганды интернационализма и толерантности со стороны советского вождя.

Как описано в документальном рассказе об этом событии, Мамлакат страшно волновалась, и когда оказалась перед Сталиным, увидела его добрую, отеческую улыбку, у нее невольно вырвалось: «Дада!». 


Секретарь ЦК ВКП(б) Андрей Андреевич Андреев хотел сделать девочке замечание, но Сталин едва заметным движением руки остановил его: «Подожди». Он знал, что дада значит папа, он также знал, что у Мамлакат рано умер отец. Эта таджикская девочка вдруг напомнила ему его любимую дочку Светлану…

- Михаил Иванович, подай пожалуйста подарок для дочки, - Сталин протянул руку к Калинину, продолжая смотреть, улыбаясь на Мамлакат. Калинин подал ему маленькую, бархатную, красную коробочку.

- Держи дочка. Это тебе подарок от папки, - Сталин открыл коробочку, достал оттуда золотые часы и надел на руку Мамлакат. Она еще больше смутилась.

- Рахмат! - тихо и горячо прошептала Мамлакат на ухо Сталину, обнимая его, когда тот наклонился ее поцеловать…

Как пишет немецкий исследователь Ян Плампер, «мало кто с таким успехом укреплял образ Сталина-отца, эксплуатировавшийся в рамках „мифа о великой семье“ советских народов, как несовершеннолетняя девочка нерусской национальности…». 

В 1937 году, на первом Всесоюзном параде физкультурников в Москве таджикские спортсмены вынесли на Красную площадь огромный портрет, где были изображены Сталин и Мамлакат.

Известность в одночасье

Девочка-пионерка из далекого Таджикистана стала известной в одночасье. Её портреты печатались во всех газетах. Она позировала скульпторам и художникам. В «Букваре» на титульном листе было напечатано стихотворение: «У таджиков звучны имена, Мамлакат - это значит страна». Детвора до войны поголовно носила среднеазиатские расшитые тюбетейки. Они вошли в моду из-за Мамлакат. О ней слагали стихи и песни.

«Девочка-таджичка, джан, всей стране известна стала,

Добрый хлопок ты дала, сделала дешёвой ткань

Ты, душа моя...

Шёлковый наряд надела, чай зелёный попила,

В школе принялась за дело, на «отлично» всё сдала.

Ты, душа моя...»

Это о ней песня - «Мамлакат-пионерка идет, а вокруг рукоплещет народ»…

Московские автомобилестроители подарили девочке трехколесный велосипед и детскую педальную машину, на которой она ездила три года по улицам Душанбе. И когда она попросила настоящий грузовик для колхоза, его тоже отправили в Таджикистан.

Имя Мамлакат звучало для всех также привычно и знакомо, как имена челюскинцев, первых полярных лётчиков, папанинцев. Мамлакат Нахангова стала героиней первой поэмы Мирзо Турсунзаде «Солнце страны». Ей посвятил стихи Муса Джалиль, к ней в кишлак приезжал Юлиус Фучик…

«Над моей кроватью всегда висел портрет Сталина, с именем которого я засыпала и просыпалась, давая мысленное обещание быть достойной пионеркой. Казалось недоступной мечтой то, что мы видим на фотографии 1935 года – И.В.Сталин, которого обнимает таджикская пионерка Мамлакат Нахангова. Ей был вручен орден Ленина, но еще большей наградой стала эта встреча с «великим вождем всех народов»- делится воспоминаниями одна из ее ровесниц.

Жизнь после славы

Судьба Мамлакат сложилась удачно: девушка не зазналась, не превратилась в парадный манекен для съездов и митингов, а смогла получить образование на факультете иностранных языков Душанбинского пединститута, вышла замуж, стала кандидатом филологических наук, долгие годы преподавала в родном вузе и в Таджикском мединституте, много ездила по миру. У нее было двое детей, несколько внуков. Она умерла в 2003 году от болезни. 

Мамлакат Нахангова - справа

Хорошо, что у нас есть память. Значит, имя Мамлакат Наханговой живет и будет жить.

Этим материалом мы открываем фотопроект - «История одной фотографии», в котором будем рассказывать об истории, герое и времени, когда было снято фото. Очень надеемся на сотрудничество с читателями. Если в вашем семейном архиве сохранились фотографии с известными личностями или во время важных исторических или культурных событий, вы можете обращаться к нам по тел. +992 2387108 или написать на info@asiaplus.tj