Статья руководителя Ассоциации политологов Таджикистана Абдугани Мамадазимова « В поисках национальной идеи », по сути дела, является продолжением дискуссии, которая шла недавно на страницах свободной прессы. Научный уровень той дискуссии был крайне низким, и все критерии, предложенные ее участниками, не соответствовали реальному содержанию национальной идеи.

Это мнение экономиста о национальной идее, которая должна быть у нас на самом деле...

ИНИЦИАТИВА А. Мамадазимова продолжить прерванную дискуссию заслуживает всяческой поддержки. Национальная идея носит объективный характер, она существует и требует своей «легализации». Последнее означает, во-первых, осознание идеи всем населением страны. Во-вторых, ее полный учет в государственной политике: социальной, экономической,  региональной, кадровой, международной и т.д. Социально-экономические и финансовые прогнозы должны исходить из необходимости реализации национальной идеи. То же самое относится к различного рода программам и к содержанию действия глобальных и региональных институтов в Таджикистане.

В этом контексте идея о справедливом шахе или о народном президенте не представляется конструктивной. История еще не знает ни одного справедливого шаха - реального выразителя интересов народа. Все, что говорят о Хусраве – Анушервони Одиле, об Искандаре (Александре Македонском), о Петре I, о Ленине, о Ельцине и многих других шахах и президентах, – чистые выдумки придворных и околоправительственных историков и поэтов.

Абдурахмони Джоми, хаким Низами, Алишер Навои в своих поэмах об Искандаре воспевали не реального Александра Македонского, а идеального царя в понимании передовых людей своих эпох, борца за социальную справедливость. Их поэмы служили в качестве наставления грядущим правителям. Историческое же лицо Александра было совершенно другим, очень далеким от идеалов справедливости.

Подавляющее большинство шахов (королей, царей, императоров, эмиров) и значительное число президентов, включая так называемых народных, реализовали свои личные интересы, интересы своих кланов, игнорируя общественные интересы. Многотысячелетний исторический опыт показывает очень интересную закономерность: чем шире круг полномочий царя или президента, тем меньше становится проявлений «справедливости» и «народности».  

Невозможно согласиться с мнением Мамадазимова о том, что «справедливый шах» и «народный президент» могут быть рассмотрены в качестве национальной идеи, только потому, что по логике национальная идея носит целевой характер. Эта идея должна быть претворена в жизнь государством и обществом.

Она должна носить устойчивый и долговременный характер. Ее реализация должна способствовать радикальным положительным изменениям в жизни титульной нации и всего народа. Отсюда логически можно предположить, что и «справедливый шах», и «народный президент», и «народный парламент», и «честное правительство» могут выступать в качестве средств для достижения цели., т.е. национальной идеи.

Джамшуды и Равшаны

НАЦИОНАЛЬНАЯ идея должна в концентрированном виде отражать высшие потребности общества. В странах с разным уровнем социально-экономического развития содержание национальной идеи, безусловно, находит разное выражение. В Таджикистане национальная идея самым объективным образом находит себя в возрождении и возвышении титульной нации. В данном ракурсе речь идет не о национализме, а о необходимости лечения глубокобольного этноса, о его возвращении в ряды физически и духовно развитых этнических сообществ.

Для решения этой задачи вполне резонным представляется постановка вопроса о том, в каком состоянии находится титульная нация (т.е. таджикская). Для того чтобы верно ответить на этот вопрос, нужно, чтобы соответствующие исследовательские центры составили социальный портрет нации. Последний требует использования адекватной системы показателей развития титульной нации (экономических, социальных, демографических, политических). Они должны дать правдивую картину демографической структуры, материального благополучия, уровня развития и возможностей совершенствования личности, состояния физического и духовного здоровья нации, а также состояния человеческой безопасности.

Ответ на вышепоставленный вопрос представляется возможным лишь при условии глубокого анализа огромного статистического и фактологического материала. При этом весь массив такого материала должен в обязательном порядке проходить через инфильтрационный процесс на предмет обеспечения достоверности данных.

И все же есть все основания априори утверждать, что уровень развития титульной нации в Таджикистане намного отстает от соответствующих показателей подавляющего большинства титульных наций близких и далеких стран. Если обратиться к таким показателям, как уровни материального благосостояния, грамотности, физического здоровья (включая среднюю продолжительность жизни), профессионально-квалификационного развития, обеспеченности жильем, урбанизации и пр., то можно убедиться в том, что таджики занимают последнее место на постсоветском пространстве. При этом по важнейшим показателям социально-экономического развития Таджикистан допускает серьезное отставание от тех уровней, которые были достигнуты в 70–80-е годы прошлого столетия.

Нам все еще не хватает смелости  и честности говорить о недостатках, ошибках, о коренных причинах серьезной эрозии титульной нации в Таджикистане. Если кто-то и набирается смелости говорить о них, то, вне всякого сомнения, встречается с немилостью властей. Государственные печатные издания отказываются печатать их статьи, электронные СМИ перестанут приглашать их участвовать в передачах, их причисляют к оппозиции, и дело доходит до того, что закрывают НИИ, в которых они работают. Такое отношение, безусловно, свидетельствует о преобладании позиции, противоречащей интересам национальной безопасности. В результате неприятия критики, поддержки агрессивно настроенного отношения к критике социальной, экономической и политической ситуации, полного бездействия в отношении ошибок, недостатков и преступлений страдает престиж страны. Об этом, в частности, говорит то, что в этнических анекдотах в России и в других постсоветских странах образ таджика занимает видное место. Совершенно не случайным является появление образов Джамшуда и Равшана на российском телеканале . Протесты общественности против систематических оскорблений таджикских мигрантов на официальном канале ТВ были вполне оправданными, поскольку это было оскорблением таджиков как нации. В то же самое время властям необходимо было принимать меры для радикальной ориентации политики на развитие человека, на улучшение его личностных характеристик и в целом на совершенствование количественных показателей титульной нации.

Массовая внешняя трудовая миграция обнажила коренные недостатки, связанные с процессами формирования личности, и, в особенности, резкое ухудшение состояния образования и воспитания в стране. Таджикские мигранты сегодня являются самыми неконкурентоспособными на российском рынке труда. Кое-кто, не соглашаясь с данным тезисом, утверждает, что у таджиков на названном рынке труда есть своя ниша, которую они устойчиво удерживают. Хочу особо отметить, что устойчивое заполнение этой ниши является главным признаком неконкурентоспособности мигрантов (а значит, и титульной нации), поскольку речь идет о нише, которая заполняется лишь неквалифицированной, малограмотной рабочей силой.

В последние 20 лет были приняты многочисленные меры, которые привели к ухудшению качественных показателей функционирования образовательной системы, а следовательно, и титульной нации. Были внедрены коррупционной схемы во всех частях этой системы, а низкая заработная плата стала причиной массового перехода квалифицированных учителей в другие сферы, их вовлечения в ряды трудовых мигрантов. Людям, выросшим в условиях социализма, трудно представить, что настанет время, когда значительная часть выпускников средних общеобразовательных школ окажется неспособной читать обычные тексты, а абитуриенты технических вузов - решать простые уравнения . В этом ракурсе можно считать появление Джамшуда и Равшана неизбежным и вполне закономерным явлением. По сути дела, социальный портрет Джамшуда и Равшана мало отличается от личностных характеристик Дохунды, описанного Садриддином Айни в своем одноименном романе. В образе Джамшуда и Равшана выступают миллионы малограмотных молодых людей. Наши наблюдения показали, что почти половина молодых трудовых мигрантов, впервые покинувших свою родину, не в состоянии заполнить миграционную карточку.  Но еще печальнее тот факт, что другая часть Джамшудов и Равшанов, заканчивая высшие учебные заведения, в которых академические оценки являются предметом рыночной торговли, устраивается на работу в госорганы, вследствие чего происходит резкое ухудшение качества предоставляемых государственных услуг. Они самым бесцеремонным образом используют свои должности  для личного обогащения за счет госказны и потребителей госуслуг. И те, и другие уже успели сильно подорвать престиж титульной нации и таджикского государства в глазах мировой общественности.

Уровень деградации достиг опасных пределов

СРЕДИ некоторой части интеллигенции бытует мнение, что расширение массовой безграмотности населения происходит на основе сознательных действий властей предержащих, поскольку управление безграмотными и малограмотными народными массами представляется более легким занятием, нежели управление людьми с высокими личностными показателями. То есть с реально высоким уровнем общего и профессионального образования, широким политическим и общенаучным кругозором. Очень не хотелось бы верить данному предположению, но боюсь, что в нем есть большая доля правды. Недостаточно грамотным госчиновникам (особенно в высоких эшелонах власти) очень трудно иметь дело с миллионами грамотных и осведомленных во всех отношениях людей, поскольку между уровнем развития личности  и его гражданской позицией, его политическим сознанием имеется непосредственная связь.

История показывает, что носители вышеописанной точки зрения (баранами управлять легко) допускают трагическую ошибку. Прецедент появления и расширения движения талибов в Афганистане и Пакистане является ярким свидетельством того, что массовая безграмотность и малограмотность населения может быть умело использована деструктивными силами и чревата мощнейшим социально-политическим взрывом. Поэтому я разделяю мнение о том, что соответствующие органы госвласти должны обратить самое серьезное внимание на это потенциально опасное явление.

Известно, что главными атрибутами современной нации являются хорошо налаженная, современная, восприимчивая к инновациям, четко ориентированная на раскрытие  способностей личности образовательная система, передовая наука, находящаяся в процессе постоянного совершенствования культура, развитая физическая и рыночная инфраструктура, всеобъемлющий государственно-регулируемый внутренний рынок. Об образовании выше мы говорили. Уровень его деградации достиг опасных пределов, угрожающих национальным интересам. Статистика грамотности и представленная структура образованности населения абсолютно не соответствуют реальной действительности.

Что касается науки, то она находится в состоянии глубокого  паралича. От богатого советского наследия в области науки и научно-технического прогресса почти ничего не осталось. Институты, которые занимались исследованиями в области математики, физики, химии, биологии, ослабли настолько, что до сих пор под различными названиями выдают незавершенные исследования советского периода. Вся цепь НИОКР (научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы), которая в годы существования СССР носила целостный характер, оказалась разорванной и крайне плохо фрагментированной. Ни в одном академическом институте точного и естественного профиля невозможно найти современное оборудование, лаборатории. Широко известные геологические экспедиции, которым страна обязана открытием сотни месторождений полезных ископаемых, де-факто полностью исчезли. То же самое относится и к проектным институтам и конструкторским бюро.

Нынешнее поколение академических ученых плохо представляет себе термин «полупромышленные испытания», поскольку это завершающее звено научных исследований, связывающее последние с экономикой, полностью уничтожено. За все это уже сейчас приходится платить слишком высокую цену. Если бы наука получила достойное место в структуре государственных расходов, то не было бы никакой необходимости приглашать зарубежные компании для поисков углеводородных месторождений . За те же средства, которые ныне тратят зарубежные компании на изыскания, результаты которых вызывают обоснованные сомнения, национальные кадры геологов могли бы достичь многократно больших результатов.

Кстати, в бюджетной статистике Таджикистана не нашлось места для уровней государственных расходов на НИОКР. В действительности, указанные расходы составляют менее 0,1% от ВВП. Это в 4,2 раза меньше, чем в Монголии, и в 12 раз меньше, чем в РФ. В расчете на душу населения финансирование науки в Таджикистане составляет 1,5 долл. США, в РФ – 180, в Сингапуре - 1350. Как говорят, комментарии излишни.

Что касается численности научных сотрудников в расчете на миллион человек, то Таджикистан по этому показателю по сравнению с тем же Узбекистаном отстает в 2,7 раза, по сравнению с РФ – в 5 раз, с Финляндией – в 12 раз. Нужно отметить, что Финляндия вышла на одно из первых мест в мире по основным показателям уровня жизни, благодаря приоритетному госфинансированию науки и доказала, что и без богатых углеводородных ресурсов можно выйти на самые передовые рубежи материального благосостояния народа.

Еще одним свидетельством пренебрежительного отношения властей к развитию нации является современное состояние культуры. Число библиотек за последние 20 лет сократилось на 20,4%, число книг и журналов - на 25,3%, число выданных книг и журналов на одного читателя - в 2,2 раза. При этом книжные фонды библиотек почти не обновляются.

Выпуск книг и брошюр сократился на 44,7%, а их тираж - в 9 раз, число газет сократилось на 31,2%, а их годовой тираж - в 13,3 раза.

Страна в советские времена была читающей, сейчас - нет. Не это ли признак надвигающейся талибизации общества и, прежде всего, титульной нации?

О насущном думать надо

ИЗ всего отмеченного логически вытекает критерий национальной идеи. На наш взгляд, в качестве него выступает соответствие национальным интересам. Любые решения, принимаемые президентом, парламентом, правительством, местными властями, должны соответствовать национальным интересам. Повсеместная бедность, деградация социальной сферы, экономический кризис, низкий уровень занятости, экстремальная имущественная поляризация общества, низкий уровень и нерациональная структура личного потребления, широкая распространенность коррупции, отсутствие надлежащей прозрачности информации, совершенно негодная кадровая политика и другие явления выступают в качестве серьезных барьеров на пути реализации национальных интересов.

Особенно опасными являются местнические настроения в обществе и среди руководства страны. Власти должны обратить внимание на то, что такие настроения уже привели к глубокому расколу общества. Местничество выступает главным препятствием для достижения национальной интеграции, без которой подлинное возрождение титульной нации не представляется возможным.

Правительство не осознает взрывоопасности местничества, о чем свидетельствуют последние послания президента, где ни слова об этом не говорится. Самая большая опасность заключается в накоплении ненависти в обществе к представителям тех регионов, которые пользуются приоритетом в расстановке управленческих кадров в госструктурах, привлечении иностранных инвестиций и средств внешнего госдолга, гуманитарной помощи и т.д.

Поэтому интересы национальной консолидации требуют, чтобы парламент страны принял закон о недопустимости местничества в деятельности государственных органов и руководящих работников . В таком документе необходимо дать четкое определение местничества, указать формы его проявления, опасности, угрожающие национальным интересам и всему таджикскому обществу, причины и факторы местничества. Нужно назвать виноватых в эскалации местнических настроений. Должны быть внесены изменения в УК и в соответствующие нормативно-правовые документы. Местничество в кадровой политике должно рассматриваться как самое опасное общественное явление, угрожающее самому существованию титульной нации, и виновники должны нести уголовную ответственность за такое деяние. Наряду с законом правительство и парламент должны одобрить целевую Программу борьбы против местничества, рассматривая последнее как одну из серьезных причин реального раскола общества, всеобъемлющей коррупции, многих преступлений экономического и политического характера.

Если ситуация в самые ближайшие годы не изменится, то мы можем столкнуться с самыми худшими проявлениями местничества, включая так называемый региональный и клановый колониализм. В условиях информационного взрыва и глобализации расползание названных явлений чревато не только трагическими конфликтами, но и распадом страны.

…Реализация национальной идеи в Таджикистане представляется возможной путем  крупномасштабных мероприятий, включенных в соответствующие прогнозы и программы социально- экономического развития. К таким мероприятиям относятся:

- полное искоренение коррупции. Высвобожденные средства, включая офшорные, должны идти на подъем образования и культуры;

- полное уничтожение местничества и переход к современной кадровой политике, которая основывалась бы на принципе «меритизации»;

- осуществление глубоких реформ в сфере образования и культуры в полном соответствии с национальными интересами;

- приоритетное развитие промышленности и городского хозяйства, планомерное повышение уровня урбанизации общества;

- быстрый рост уровня занятости населения, сокращение масштабов внешней трудовой миграции;

- приоритетное развитие НИОКР и многократное увеличение заработной платы научных работников;

- создание атмосферы открытости и прозрачности информации, устранение культа личности и ориентация всех СМИ на реализацию национальной идеи;

- беспрекословное выполнение всеми без исключения гражданами Конституции страны, в особенности выполнение положения о социальном характере государства.      

На мой взгляд, уважаемый А. Мамадазимов, инициируя новый виток дискуссии о национальной идее, отошел от поиска идей сущностного характера к поиску идеи, которая не обладает целевым значением. Что касается идеи «справедливого шаха» или «народного президента», то они должны стать объектом прений в контексте их исторической и политической достоверности.