Ровно 38 лет тому назад случилась одна из самых ужасных трагедий советского футбола - четырнадцать футболистов, врач, тренер и администратор ташкенского «Пахтакора» погибли в авиакатастрофе.

Разные судьбы одной команды

11 августа 1979 года в небе над Днепропетровской областью произошла одна из самых страшных авиакатастроф в истории СССР. В небе столкнулись два пассажирских лайнера компании "Аэрофлот". На их бортах находились 178 пассажиров. На борту самолета, летевшего по маршруту Ташкент-Донецк-Минск, пребывало 77 пассажиров.

Он столкнулся с самолетом из Воронежа, который направлялся в Кишинев. Обломки лайнеров, тел и вещей пассажиров были разбросаны в радиусе 30 км. Среди погибших было 14 игроков и трое представителей тренерского штаба ташкентского футбольного клуба "Пахтакор". Команда летела в Минск на матч чемпионата СССР против местного "Динамо". Представители дублирующего состава клуба из Ташкента приземлились в Минске днем ранее и своих старших товарищей, увы, не дождались.

Известный в прошлом игрок киевского "Динамо", чемпион СССР 1961 года, заслуженный тренер СССР Олег Базилевич, работавший в 1979 году главным тренером "Пахтакора", милостью Божьей остался живым. Получив от руководства разрешение повидаться со своей семьей, которая находилась на отдыхе в Сочи, в Минск он должен был добраться самостоятельно. Вечером, узнав страшную весть о гибели товарищей и подопечных, убитый горем наставник сразу же вылетел в Ташкент.

Фатальной оказалась судьба 18-летнего Сироджиддина Базарова. Он должен был лететь накануне с дублерами, но опоздал на рейс. Поэтому вылетел с основным составом. Вылетел с командой и травмированный Михаил Ан. За два месяца до катастрофы у него родился сын. А известный еще по выступлениям за ленинградский "Зенит" Юрий Загуменный возвратился в большой футбол после двухлетнего перерыва, связанного с тяжелой травмой. И тоже погиб...

Еще один игрок, Туляган Исаков, был травмирован. Но на поле, несмотря на 30-летний возраст, больше не вышел. Не смог. Среди тех немногих, кто остался в живых, был и Анатолий Могильный, который восстанавливался дома после травмы.

Ошибка диспетчера

Что же тогда произошло в небе над Днепропетровской областью? Причина – ошибка диспетчеров. Самолеты шли наперерез друг другу на высоте 8400 метров в облаках. И когда диспетчер дал команду ташкентскому рейсу подняться на 1200 метров, в эфире прозвучало: "Понял…". По роковой случайности, это произнес пилот третьего самолета, пролетавшего мимо. Но диспетчер был уверен, что ответили пилоты из Ташкента. А через минуту два самолета столкнулись… Двоих диспетчеров потом осудили на 15 лет.

Об авариях советская пресса не писала. Наверное, не хотелось портить репутацию преуспевающей страны развитого социализма.

Футбольный мир грустил. Матчи чемпионата СССР в разных городах начинались с минуты молчания. Пять игроков "Пахтакора" были похоронены на центральном кладбище Ташкента. По просьбе близких, остальные нашли вечный покой в различных городах Узбекистана. Проводить в последний путь своих футбольных побратимов прилетели многие функционеры, игроки из разных клубов. Через несколько лет на кладбище был возведен мемориал – там всегда много цветов.

Спорткомитет СССР и Федерация футбола приняли решение сохранить за "Пахтакором" на три года место в высшей лиге чемпионата Союза. 15 команд направили в Ташкент своих игроков. Были среди них и двое украинцев – Сергей Страшненко из львовских "Карпат" и Владимир Нечаев из одесского "Черноморца". Команда закончила тот сезон на девятом месте, а в 1982 году во главе с Иштваном Секечем из Закарпатья заняла шестое место.

В живописных местах под Днепродзержинском, где рухнули два самолета, уже не осталось никаких следов тех событий. Только в воспоминаниях местных жителей, родных и поклонников футбола эта трагедия всегда будет вызывать неутихающую боль.

Из подборки  Asia-Plus прошлых лет

Нарзулло Латипов, журналист, президент Ассоциации спортивных журналистов Таджикистана:

-  Эта катастрофа нанесла огромный удар не только по узбекскому футболу, но и по советскому футболу в целом. «Тогдашний «Пахтакор» являлся одним из ведущих команд Советского Союза. Команда боролась за призовые места в высшей советской лиге. Эта была лучший среднеазиатский клуб на тот период, и, естественно, за неё болела вся Средняя Азия.

В той авиакатастрофе погиб также воспитанник таджикского футбола Владимир Макаров, которой годом ранее перешел в ташкентскую команду из душанбинского «Памира». Пожалуй, по своему игровому стажу Владимир был самый опытный на тот момент футболист «Пахтакора».

После гибели основного состава «Пахтакора» ряд советских клубов добровольно предоставили узбекской команде своих игроков. В частности, душанбинский «Памир» передал «Пахтакору» одного из своих ведущих форвардов – Нуриддина Амриева, естественно с его согласия.

Валерий Турсунов, ветеран «Памира»:

- Это была отличная команда, лучшая в Центральной Азии, если не во всей Азии. В начале 1979 года  после долгого и обстоятельного разговора с одноклубником Володей Макаровым, тогда игравшим в «Пахтакоре», решился поехать на сборы «Пахтакора». Телеграмму с вызовом получил, билет купил, сумку спортивную собрал, а вышел на дорогу, чтобы до аэропорта добраться, постоял, подумал и вернулся домой. «Словно кто-то свыше мне установку в этот момент дал, - вспоминал футболист. - Остался в Душанбе, а основной состав «Пахтакора» в том сезоне почти весь в авиакатастрофе погиб. Выходит, Всевышний уберег меня от смерти. Тот неиспользованный билет я долго хранил.

Иштван Секеч, заслуженный тренер России,  Таджикистана и Узбекистана:  

- Наверное, не было ни одного любителя футбола бывшего Союза который бы ни
переживал ту трагедию, которая произошла с командой Пахтакор-79... Ведь, в ней
были звезды, можно сказать, мирового футбола: Федоров, Ан... В числе погибших
был и Володя Макаров, которого по сути, я, вывел в большой футбол. Он был
замечательным парнем и футболистом. Я долго переживал эту утрату, принял ее как свою боль. Когда мне в середине сезона 1980 года было предложено стать главным тренером, я, не колеблясь, дал свое согласие. Судя по всему, мой неподдельный интерес к вовлечению молодежи первыми разглядели в Ташкенте. Хочу особо отметить, что именно в "Пахтакоре" проработав шесть лет, я был
наиболее счастлив как тренер. Как вы помните, тогда по решению Федерации
футбола бывшего Союза, "Пахтакор" на три года был освобожден от
вылета из высшей лиги, т.е. какое бы место ни заняла эта команда, выбывают
другие. "Пахтакор" выступал как бы вне конкурса. Более того, чтобы
доиграть сезон-79, в столицу Узбекистана приехали футболисты со всей страны:
каждый элитный клуб отпускал в Ташкент двух своих игроков.