Наверное, никто больше не сможет так, как он, спеть патриотическую песню «Республикаи ман», которая и сегодня является негласным гимном Таджикистана...

Почему знаменитая песня на слова поэтов Боки Рахимзаде и Мухиддина Фархата «Республикаи ман» («Моя республика») до сих пор звучит на многих торжественных мероприятиях Таджикистана  и сегодня остается быть самой популярной патриотической песней? И хотя ее не раз исполняли и другие певцы, никому еще не удавалось спеть так, как пел он. В чем секрет феномена Бобокулова? Почему его голос до сих пор живет в памяти людей?

Сын народного гафиза

Ахмад Бобокулов родился 17 января 1931 года в Гиждуванском районе Бухарской  области в семье народного певца и музыканта Бобокула Файзуллаева.  Окончил Московскую консерваторию,  затем  аспирантуру при ней.  Многие годы выступал на сцене  театра оперы и балета им. Айни и на эстраде. Удостоен званий Заслуженного артиста Таджикской ССР, Народного артиста Таджикской ССР, Народного артиста СССР,  Лауреата Государственной премии имени Рудаки. Награжден орденами Ленина и Трудового Красного Знамени. 

Солист Таджикской госфилармонии, затем руководитель ансамбля макомистов Госкомитета республики по телерадиовещанию. Долгие годы занимался преподавательской деятельностью, был профессором Таджикского государственного института искусств им. Турсунзаде.

«Я бы поставил  6»

Вспоминает ученик Ахмада Бобокулова -  народный артист РТ Бурхон Маматкулов:

«Я думаю популярность Ахмада Бобокулова как певца - в его необычном голосе. Это признали и в Москве. Его педагог Василий Федорович Карин рассказывал мне интересный случай, который произошел во время преддипломного выступления Бобокулова. В малом зале консерватории вначале блестяще выступил выпускник из Болгарии, который был двухметровым здоровяком.  Зал ему долго аплодировал, бросали цветы. Василий Федорович испугался: как же после такого выступления будет петь его Ахмад? И тут на сцену выходит он - худощавый, маленький, с короткими ручками. Его на большой сцене даже и не видно было толком. Он поет одну, две, три песни. Так от того болгарина после выступления Бобокулова, по словам Карина, «ничего не осталось»! Когда он спел арию неаполитанской школы, зал аплодировал стоя, а после русской народной песни «Как пойду я…» сам ректор консерватории  Свешников выбежал на сцену, обнял Ахмада и сказал: «Жаль, что нет оценки 6, а то бы я ее поставил!».

Эстрадный певец

Покойный академик Мухаммад Осими называл Бобокулова певцом  широкого диапазона. Наверное, немногие знают, что Бобокулов вначале увлекался современной музыкой. «В начале 60-х, когда  эстрада стала входить в моду и молодежь сильно увлекалась ею, эстрадные певцы пользовались широкой популярностью. В вузах создавались эстрадные ансамбли. Такой ансамбль был создан и в политехническом институте, где я был ректором, - вспоминал Осими, -  Ахмад Бобокулов стал петь в этом ансамбле.

Однажды ко мне обратился Камол  Айни и с сожалением сказал, что в лице Бобокулова мы можем потерять талантливого шашмакомиста. Тогда я (в то время уже зам. председателя Совета Министров Таджикистана)  позвал Ахмаджона и сказал, что не одобряю его увлечение эстрадой.

«Вы певец высокого класса. В будущем, несомненно, появится немало хороших эстрадных певцов. Я уверен, что появятся и талантливые оперные певцы, хотя и в этом жанре вы являетесь непревзойденным. Но я уверен, что даже в отдаленном будущем, не могут появиться шашмакомисты вроде вас. Ваш талант уникален и неповторим. Эстрада для вас – потеря таланта».

История одной песни

А вот что рассказывал в 2006 году о Бобокулове  композитор Шарофиддин Сайфиддинов, автор песни «Республикаи ман»:

«Ахмад Бобокулов - великий певец 20-го столетия. Он распространил по всему миру музыкальное искусство нашего народа. Я познакомился с ним в 60-е годы во время учебы в Москве и счастлив, что, сумел пронести нашу дружбу  до самого конца. Многие мои произведения стали известными благодаря его талантливому исполнению. Песня «Республикаи ман» появилась в 1974 году, когда отмечалось 50-летие Таджикской ССР. Поэтам Боки Рахимзода и Мухиддину Фархату было поручено написать слова к патриотичной песне, чтобы с этой песней выступать на Днях таджикской культуры в Москве. Я написал музыку, а спел ее Ахмад Бобокулов. Она была написана именно для него, потому что я рассчитывал именно на его голос. Песню с авторами мы переделывали 5-6 раз, учитывали каждую интонацию, тембр. Он прекрасно исполнил эту песню, записав ее с московским оркестром. До сих пор никто не смог достичь его уровня исполнения. Согласен, что другие тоже хорошо ее поют, но это все же не то».

Великий тенор

Народный артист Таджикистана Шамси Киямов вспоминал, что в сентябре 1982 года они поехали в Москву, где в Колонном зале Дома союзов состоялся концерт художественных коллективов Таджикистана, посвященный 60-летию образования СССР. «На завтра нас пригласили в один из клубов Орехово-Зуевского района Москвы для концерта. Когда Ахмаджон готов был петь, на месте не оказалось концертмейстера. Что делать? Он успокоил нас: «Не беспокойтесь. Я сам себе буду аккомпанировать, только микрофон установите близко к роялю». И начал петь.

Сначала спел неаполитанскую песню «Вернись в Соренто», затем русскую народную песню «Вижу чудное приволье». Какой был восторг зрителей, аплодисменты! Он выходил на сцену пять раз подряд…», - рассказывал Киямов.

Высокую оценку Ахмаду Бобокулову дал в свое время Султон Мирзошоев,  министр культуры республики в советское время: «Он гениален потому, что превосходно сочетал классическую музыку с народной. Произведение «Ушшоки Рудаки», которое он пел в опере «Рудаки» в сопровождении Большого симфонического оркестра Москвы, тому подтверждение. Петь «Ушшоки Рудаки» в сочетании с европейской классической музыкой… Не знаю, никто до этого не пробовал», - отмечал он в интервью «АП».

Концерт для шести человек и ария для зэков

Старший сын Ахмада Бобокулова, Орифджон в интервью «АП» рассказывал случай, когда его отец готовил концертную программу для выезда на гастроли в Россию. «Для этого ему нужно было эту программу «обкатать» у нас. В здании, где сейчас расположено посольство Индии, в 60-е годы был клуб горисполкома, - вспоминает Орифджон Ахмадович, -  По всему городу были развешаны афиши. Но на концерт было продано всего-навсего, 6 билетов. Организаторы хотели отменить концерт, мол, мало народу. Но отец настоял на своем. Он пел 2 отделения концерта для 6 человек! Я не думаю, что сегодня даже начинающий певец поступил бы так же. Этот эпизод я запомнил навсегда: 6 человек аплодировали, будто зал был полон народу! Таким было его отношение к поклонникам своего творчества».

А еще сын вспоминает случай, когда однажды после трехмесячных гастролей отец приехал домой со стопкой грамот от руководства исправительно-трудовых колоний Якутии. «Я очень удивился: гастроли и такие грамоты? Отец пояснил: во время гастролей по сибирским городам России, заключенные,  в большинстве своем выходцы из Таджикистана, попросили руководство исправительных учреждений, чтобы Бобокулов  дал концерты в этих колониях. Отец сказал, что для таджиков он будет петь. Он пел таджикские песни и арии по несколько раз, публика вынесла его на руках. Те грамоты до сих пор хранятся у нас дома…», - рассказал Ориф Бобокулов.

«Лучше быть хорошим трактористом…»

Кстати, дочь Ахмада Бобокулова,  Дилором тоже связала свою жизнь с музыкой. Она работала у отца концертмейстером и по признанию самого Бобокулова,  «даже когда выступал на высоких сценах в Москве, он так не переживал, как сейчас, когда дочь ему аккомпанирует».

Несмотря на этот факт, по стопам отца никто из семерых детей не пошел. «На этот вопрос у отца всегда был свой ответ: «Лучше быть хорошим трактористом, чем плохим артистом», - говорит его сын, Ориф.

Последний концерт

Бурхон Маматкулов также вспоминает, что когда в апреле 1990 года в республике отмечалось 1400-летие величайшего музыканта древности – Борбада,  Бобокулов был болен. 

«Ему запретили выступать, потому что до этого он перенес инфаркт. Но устод попросил нас помочь ему выступить всего с одним номером, - вспоминает Бурхон Маматкулович, -  Классическую песню «Таронаи баёт» мы пели втроем: я, Бобокулов и Асадулло Атовуллоев. Сохранились съемки, где мы поддерживаем с двух сторон больного учителя, он еле передвигался. Самым высоким голосом пел именно Бобокулов. Хотя я ему говорил,  что это очень опасно и трудно,  он взял самый высокий тон и этот голос шел из глубины сердца. Все силы он отдал  этой последней  в своей жизни спетой песне. А буквально через две недели, 18 мая 1990 года нашего устода не стало: второй обширный инфаркт в 59 лет…»

Шашмакомист с итальянским бельканто

Также Маматкулов считает, что Ахмад Бобокулов в истории культуры XX века стал «знаковым» лицом, ибо в его творчестве сошлись и гений «Шашмакома», и манера итальянского бельканто. Можно сказать, что его талант, его голос повели за собой общество в сторону уникальных человеческих ценностей, открыли для таджикского народа просторы мирового музыкального искусства. «Самой отличительной чертой его характера, как ни странно, было то, что он не догадывался о своем величии, о своей исторической миссии. Он просто часто и проникновенно пел…», - считает его ученик.  Таким  вошел в историю таджикской музыкальной культуры Великий Артист Ахмад Бобокулов.